Короткой строкой

Власть

«Четверть библиотек – чуланы со старыми книгами». Что скрывается за статистическими показателями работы культурной отрасли Дона

«РО Сегодня» февраль 7, 2020, 14:13
Автор фото: скрин с трансляции Правительства области
Восток, по выражению героя советской киноклассики, — дело тонкое. Но культура — область еще более тонкая. Потому что её оценка всегда субъективна. Когда, предваряя отчёт о работе министерства культуры Ростовской области, губернатор Василий Голубев призвал присутствующих в зале объективно оценивать свою результативность, за скобками осталось главное: каковы же критерии этой результативности в такой тонкой сфере, как культура.

На фото: министр культуры Ростовской области Анна Дмитриева

 

Факты и цифры

Отчет любого министерства, тем более за 5 лет, похож на своих собратьев, рожденных в недрах чиновничьего царства, как брат-близнец. За вереницей цифр, в которых позитивные показатели почти всегда растут, а негативные снижаются, порою трудно рассмотреть главное. Отчёт министра культуры Ростовской области Анны Дмитриевой не стал исключением.

В материальном плане донская культура за пятилетку выросла. Прежде всего, ощутимо увеличились доходы работников культуры. По словам Дмитриевой, если в 2015 году их средняя зарплата составляла 17 360 рублей, то в 2019 году — уже 30 339 рублей, что составляет прирост за 5 лет на 74,7%. Бюджет отрасли вырос за этот же период почти в два раза: с 5 млрд 800 млн в 2015 году до 10 млрд 200 млн в прошлом, 2019-м.

Непосредственные культурные достижения традиционно измерялись количеством и размахом мероприятий в рамках тех или иных культурных кампаний, объявленных в эту пятилетку — например, Года литературы (2015-й), Года  российского кино (2016-й), Года театра (2019-й). Важнейшие вехи здесь — выход научного издания шолоховского «Тихого Дона», над которым специалисты работали более 20 лет, Южный театральный форум, Год народного творчества и Большой культурный марафон, который продлится на Дону до самого 75-летия Великой Победы 20 мая 2020 года. Кстати, к этой дате планируется отремонтировать в Ростовской области 180 памятников воинам и воинских захоронений.

В этом смысле нашему региону есть чем похвастаться — есть и победы, есть и громкие культурные события международного, хотя и не мирового уровня. На мировой тянет только футбольный чемпионат, который в регионе, безусловно, постарались по максимуму «окультурить», но это, согласитесь, немного про другое. И этот аспект культурной атмосферы региона, конечно, нужно развивать и поддерживать. Благо, в рамках национального проекта «Культура», по словам губернатора, министерству в будущем предстоит ещё больше работы.

 

С чувством «неполного удовлетворения»

Однако, исходя из задач, которые были поставлены министерству до 2024 года, становится понятно, что сделанного явно недостаточно. Налицо явная деградация материально-технической базы отрасли: количество зданий, в которых расположены учреждения культуры, уменьшилось на 30 единиц и составляет  1 453 объекта, требуют капитального ремонта 347 объектов, признаны аварийными 32 здания.

При этом до 2024 года, по словам министра, в регионе запланировано отремонтировать только 60 учреждений культуры. Если за истекшую пятилетку удалось отремонтировать около 120 объектов, то налицо — количественное уменьшение этого показателя на ближайшие годы практически в два раза! Правда, по поручению губернатора к 2024 году постараются модернизировать и выполнить реновацию не менее 100 сельских и городских Домов культуры, однако как между собой соотносятся два этих запланированных показателя, пока не ясно.

Ожидаема была и реакция присутствующих на отчет министра. По итогам интерактивного голосования на вопрос «удовлетворены ли вы сегодняшним состоянием дел в сфере культуры Ростовской области» положительно ответили лишь 163 проголосовавших. Большая часть, 224 участника голосования, призналась, что удовлетворены лишь частично, а 37 человек поставили работе министерства «неуд».

Председатель комитета Законодательного Собрания РО по образованию, науке, культуре и информационной политике Светлана Мананкина, выступавшая следующей, ещё больше подлила масла в огонь. По её словам, состояние, например, библиотечной системы в области оставляет желать лучшего. 62% библиотек области не имеют водоснабжения, 7% не отапливаются, обеспеченность кадрами хромает: в 27% библиотек – менее одной ставки специалиста.

Но главное даже не состояние библиотек, а то, что могут получить их посетители. По словам Мананкиной, две трети книг в донских библиотеках  изданы до 2000 года, то есть, значительно устарели — если не по содержанию, то по своему состоянию.

«Это не библиотеки, это чуланы со старыми книгами. Четверть библиотек», — экспрессивно прокомментировала депутат Законодательного Собрания.

Можно, конечно, возразить, мол, библиотеки — это сегодня уже не актуально. Ну, по крайней мере, в век интернета и гаджетов не современно. Но это не так. Существенное отличие библиотечных книг от тех, что находятся в интернете, в том, что большая часть книг онлайн — платные, а те ресурсы,  где можно «скачать  бесплатно без регистрации» — это пиратские ресурсы. Мы же не хотим провоцировать граждан, а тем более детей, нарушать закон?..

Нельзя сказать, что и в развитии музейного дела в области всё благополучно. Например, серьезные проблемы в работе музея-заповедника «Танаис». Само же минкультуры выявило нарушения в его работе, причем сигналом для этого послужили два открытых письма — от экс-заместителя директора музея Сергея Ильяшенко и от специалистов-археологов. Как выяснилось, в музее не урегулированы нормы затрат на выполнение работ, а археологические раскопки проводились с нарушениями. В частности, на протяжении 10 лет найденные во время раскопок на территории Танаиса артефакты не оформляли, как следует, то есть, не заносили в государственную часть музейного фонда.

До сих пор не открыт столь ожидаемый музей Фаины Раневской, которая, безусловно, является одним из «культурных брендов» Ростовской области наряду с Шолоховым и Чеховым. Удивительно, что создание такого важного объекта не нашло своего решения на уровне региональной власти и фактически зависит от доброй воли частных инвесторов. Хотя идея создания музея вынашивается еще с конца 90-х годов.

Есть вопросы, хотя и субъективные, к репертуару донских театров. Сегодня посещаемость театров в целом остается высокой, но если обновление постановок будет идти с нынешней скоростью, то вскоре эта тенденция пойдет на спад, так как публика попросту не найдет для себя ничего нового. Особенно дефицитными становятся классические постановки, прежде всего, отечественных драматургов, что довольно странно при огромном выборе произведений, которые подарили нам великие авторы прошлого.

«На культуру смотрим вполглаза» — мнение общественности

Негативная реакция на отчет о работе министерства позже была отмечена и в блогосфере. Так, о серьезных проблемах в одном из главных культурных центров Ростовской области, Таганроге, поведал на своей странице в facebook блогер Александр Нанкин:

«Немного удивило, что Светлана Александровна в своём докладе не коснулась вопроса охраны памятников культуры, тут дело совсем плохо, и она об этом знает как никто другой. Наблюдая за тем, что происходит в сфере культуры в Таганроге, мне вообще страшно становится, какой-то полный завал по всем статьям!

По федеральным программам по линии Минкульта производились реставрационные работы в местных музеях, и НИ на ОДНОМ объекте НЕ обошлось без серьёзных проблем.
Сложнее всего с Краеведческим музеем, тут просто катастрофа! Наломали дров, всё бросили, музейщики в шоке! Родовое гнездо Чеховых до ума довести не могут, есть вопросы к качеству работ, экспозиция отсутствует. В музее Дурова, как говорят, тоже серьёзные проблемы.

Празднование юбилейных дат по Чехову и Петру I завалено чуть более чем на 100%. С охраной зданий исторической части города просто катастрофа!

Вот неполный перечень проблемных моментов.
Анна Дмитриева об этом не знает?

Поражает пассивность чиновников от культуры, они молча сидят и довольствуются тем, что есть. Руководство ТГЛИАМЗ занимается новым т.н. музеем на Самбекских высотах, который вошёл в сферу компетенций музея-заповедника, там и большие деньги, и внимание губернатора, а все остальные объекты занимают внимание по остаточному принципу...

Так уж сложилось, что мы все озабочены состоянием коммуникаций, дорог, транспорта, а на сферу культуры смотрим вполглаза, есть что-то — и слава Богу. А между тем, в этой сфере очень и очень серьёзные проблемы...»

Конечно, оценки специалистов и просто болеющих за культуру граждан, могут значительно отличаться по своему тону и обоснованности суждений, однако если на проблемы обращают внимание и на уровне общественности, и на уровне Законодательного Собрания, то, вероятно, руководству министерства стоит прислушаться к этим сигналам.

Кстати, не из-за наличия ли серьезных проблем в отрасли в Ростове-на-Дону за два года сменился уже второй глава управления культуры? 25 февраля в должности должны утвердить нынешнюю и.о. главы — Яну Пилявскую. Пока она возглавляет управление временно, сменив ушедшего в январе Александра Доманова, в свою очередь возглавившего управление в 2018 году вместо Людмилы Лисицыной.

 

Вызов для минкульта

Резюмируя: если отвлечься от статистики и копнуть глубже, то возникают ещё более неудобные вопросы. Возвращаясь к росту зарплат в отрасли, позволим себе поинтересоваться, а поспевает ли рост квалификации работников культуры за таким ростом зарплат?

Само понятие «работник культуры» – это, безусловно, наследие советского прошлого, когда все сферы жизни общества, в том числе и культура, подвергались централизованному управлению, регулированию и контролю. Тогда как в дореволюционную эпоху речь шла скорее о носителях культуры — людях, для которых наличие высокого культурного уровня было не профессией, а, скорее, тщательно воспитанным  личностным качеством.

Сфера культуры была во многом частной, элитарной, но при этом лишена современных недостатков: забюрократизированности, часто формализма, зависимости от государства. Не будем погружаться в споры, оправдано ли было при СССР так радикально вмешиваться в эту, как мы уже выяснили, тонкую сферу. Задумаемся только — сколько сегодня у нас не работников, а именно носителей высокой культуры? Обязательно ли получать бюджетное финансирование, чтобы быть признанным культурным авторитетом? Есть ли сегодня у таких «внебюджетных» носителей культуры возможность быть услышанными? Есть ли возможность получить признание, в том числе финансовое?

Конечно, неправильно так противопоставлять понятия работника культуры и носителя культуры. У каждого из них разная эволюция и разная общественная миссия, и сегодня эти понятия зачастую обозначают одних и тем же людей. Но всё же хотелось бы, чтобы чиновники от культуры не забывали, что дело всё же не в сухих цифрах проведенных мероприятий и не в формальных отчётах, а в самой культуре, которая у нас, сколько ни бьёмся, всё так же в дефиците. Как эту эфемерную субстанцию перенести из кабинетов и статей расходов в души наших сограждан — вот достойный вызов для всех, кто работает в донском министерстве культуры, если они, конечно, трудятся там по призванию, а не из-за выросшей в отрасли зарплаты.

Автор статьи: RO Today

Самое читаемое

Власть
февраль 6, 2020, 15:12
Транспорт Дона: ожидания и реальность

Транспорт Дона: ожидания и реальность

188
ЖКХ
февраль 6, 2020, 14:18
Донской транспортный форум

Донской транспортный форум

185