-10 °С
$00,00 руб.
00,00 руб.

Короткой строкой

Общество

Иван Иваныч умер! Или пролетарский пламенный привет ростовской журналистике!

«РО Сегодня» июнь 21, 2019, 21:00
Автор фото: «PO Сегодня»
Ровно в 11 часов дня у Ивана Иваныча зазвонил телефон (имя главного героя изменено, ибо и так хватит с него чести). «Здравствуйте, это корреспондент сайта три шестерки вру (имя сайта изменено, ибо есть еще надежда). Срочно дайте комментарий! Вчера объявили, что городские власти отказали РПЦ в выделении участка на месте гаражного кооператива по соседству с ЖК «Елисейские поля» (название застройщика изменено по соображениям антирекламы)».

Иван Иваныч на секунду смолк, даже можно сказать замер в неприятной растерянности. Сочетание фраз из знаменитого фильма Рязанова и песни Джо Дассена потрескивали в мозгу, как старая неоновая вывеска. Ни география, ни фактура услышанного не складывались в ясную картину. Во-первых, наш герой был, ну как вам сказать, не очень-то местный. Как известно, данный статус в уездных городах России практически невозможно приобрести. Даже десятилетия жизни на одном месте вряд ли оправдают приезжего в глазах аборигена. Местными, как и махараджами, можно только родиться. Но опыт взял верх над растерянностью. Через пару секунд, предвкушая грядущее умственное напряжение по поводу сюжета, детали которого ему еще не были ясны, Иван Иваныч почувствовал, как приятно взбодрились нейроны, защекотав тыльную часть черепушки. Он глубокомысленно почесал щетину и решил, не мудрствуя лукаво, уточнить масштабы катастрофы. Молоденький голос журналистки, по-видимому, практикантки или недавно зафрактованного фрилансера звонко поведал всё, что знал. Мол, вчера департамент имущественно-земельных отношений Ростова отказал в строительстве храма Ксении Петербургской.

— Есть что сказать по этому поводу? — завершила простым вопросом бойкая барышня. Ясности от объяснений не прибавилось. В 21 веке от Рождества Христова информационный поток стал настолько бурным, что нередко единственное спасение от дезинформации — это пауза для сбора информации. Порядочная пресс-служба, полагал Иван Иванович, согласно пособию Татариновой и законам здравого смысла, может договорится с журналистом о приемлемом тайм-ауте, в течении которого все прояснится. В конце концов, если поправка Джексона – Вэника защищает право граждан на свободную эмиграцию... на каком основании мы должны лишать такого чудесного права умозрительные процессы.

— Дайте мне время до завтрашнего дня, я все выясню и расскажу, — предложил руководитель пресс-службы.

— Хорошо, договорились! — утвердительно заявил голос на той стороне. И как мистическое знамение в эту же секунду в музыкальном эфире завыли: «Слово пацана... Удержаться в этом сером мире через силу на зло всем #удакам. О-о-о-о-о!».

— Макс Корж, — подумал Иван Иванович.

— О-о-о! О-о-о! — продолжил свою мысль певец из Белоруссии.

Как учил заведующий гидропрессом монтёр третьего разряда товарищ Мечников: «Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Сказано – сделано. Звонок юристу, звонок секретарю епархии, звонок настоятелю прихода и «вуаля». Картина маслом. Что же выяснилось? А выяснилось следующее.

С 2012 года силами местных жителей был создан приход в честь святой Ксении Петербургской. Костяк прихода – летчики, бортинженеры, народ служивый, авиаторы в отставке, пенсионеры гражданской авиации. За все годы существования высокое начальство отвергло более 10 предложенных мест для «приземления» прихода. Верующие уже 7 лет существует без храма и земли. Зато по линии культурно-массовых мероприятий «Ксения Петербургская» впереди планеты всей… конечно, в том единственном случае, если бы планетой стал Первомайский район города. Один только детско-юношеский фестиваль звонарей «Красный звон» чего стоит. Об этом писала вся региональная пресса. С восторгом, с умилением, как о фольклорной диковинке, народной забаве, весьма оригинальном мероприятии для наших широт.  В области даже школу звонарей организовали, о которой также немало писали. По традиции вся звонарная «тусовка» Дона нередко стала собираться тут, у «безземельной» Ксении.

Настоятель этого виртуального прихода, отец Игорь, оказался из бывших пилотов. Тема авиации для него не пустой звук. Из года в год на каникулах он таскал восторженных школьников на экскурсии в соседствующий аэропорт, посмотреть вертолеты, авиационные тренажеры, летающие лодки МЧС-ников. Вот так и сложилось, что в активе прихода оказались те самые восторженные школьники, военные пилоты, любители звонарного дела, да еще и альпинисты. Отец Игорь оказался еще и альпинистом. Приходская детвора покоряет пока не хитрые, но весьма головокружительные вершины. Казалось бы, какая находка для района по линии культурно-досугово-массовых-просветительско-патриотических мероприятий! Однако актив есть, приход есть, люди есть, мероприятия есть, а храма и земли нет. Вот так и получил приход Ксении Петербургской в народе высокое прозвище «колокольно-авиационный». Наверное, еще и потому, что вынужден за все эти годы отказов существовать в режиме «взлет-посадка». То дадут место, то прогонят.
Очередной запрос на предоставление земли для людей был направлен в марте 2019 года. И, о «чудо»! Нашли «подходящий» для людей участок. Лучше не придумаешь.

Пятидесятиметровый пятачок на месте бывших гаражей, признанных самостроем и подлежащих сносу. В июне нынешнего года администрация района заключила с приходом договор за номером 11 «О благоустройстве и уборке прилегающей территории». Суть этого договора в том, что наши звонари, авиаторы, школьники и альпинисты со всеми присными должны будут вычистить пятидесятиметровый участок земли, а дальнейшая их судьба – под вопросом. Вопрос и возник. У ДИЗО. Того самого департамента, который ведает всем этим хозяйством от имени горожан. То есть, как вы понимаете, речь о слугах народа. Департамент не стал скрывать, что никакой земельный участок на этой территории не сформирован, и в кадастровом учете дырка от бублика. Соответственно, если «нет объекта земельных правоотношений, не может быть и его правообладания», - как сказал чиновник, выступая в городском пресс-центре, откуда и пошла вся тема. Тем не менее, приход активно принялся расчищать строительную свалку, этот чудо квадрат, оставшийся от снесённых гаражей. И подал, согласно закону, документы на возможность хоть что-то похожее на церковь тут возвести.

Оказалось, что к участку много вопросов. С двух сторон территорию окружает полоса леса. А согласно закону о всяких пожарных нормах, 50 метров от леса никаких строений. А далее, простая геометрия. Поскольку сама территория прихода не более 50 метров, то, отсчитывая 50 метров с одной и 50 метров с другой стороны, – мы получаем чистый ноль в квадрате. Столь внезапно забрезжившая надеждой Вселенная-таки схлопнулась, не оставив и сантиметра для людей. Чтоб решить этот вопрос, с новым ли местом или с учетом каких-то особенных норм по уже выделенному участку, прихожане снова подали вторичный запрос, согласно последним предписаниям. 

На 2 июля у прихода назначена консультация с руководством МЧС по поводу этих самых 50-ти метров от городских лесов в соответствии с приказом МЧС от 24.04 2013 № 288. Последняя надежда на особые технические условия с проведением противопожарных мероприятий, ну, или новые поиски нового места.
И вот на этой стадии административных переписок, упорядочивания документов и внутриведомственных дискуссий и застало наших героев заседание круглого стола в городском пресс-центре «Ростов официальный».

Разобравшись и выдохнув, Иван Иваныч с приятным чувством выполненной со своей стороны части договора решил не ждать условленного следующего дня и тут же рассказать все подробности державшему паузу корреспонденту сайта три шестерки вру (как вы помните, из моральных соображений название изменено)…

Но, не тут-то было! Как оказалось, уже через полчаса после договора в 11.30 журналист выпалил материал с оболванивающим заголовком: «Власти Ростова не разрешили РПЦ построить храм на Шолохова». А чтобы читатель окончательно погрузился в нехитрую, но жаренную версию, добавил: «Для запрета нашлись весомые аргументы». Однако основное коварство таилось в тексте: «Мы попросили комментарий у пресс-службы донской митрополии, на момент публикации получить оперативно информацию не удалось».
Через час ленивые до подробностей, но быстрые до сенсаций ростовские журналисты во все стороны света выдавали репост об ОТКАЗЕ и ЗАПРЕТЕ. Эффект возрастал вместе с вероломством. Иван Иваныч умер.

Помните, у ДДТ, в альбоме «Время», в самом начале?

— А! Вот, вот, вот, а вот пришел Иван Иваныч! Иван Иваныч! Проходите, проходите. Пожалуйста, садитесь, штрафную, штрафную Иван Иванычу... Иван Иваныч щас нам скажет тост, Иван Иваныч... да? Пожалуйста!

— (Иван Иваныч) Ну я не знаю... ну... ну ладно... Товарищи! Позвольте мне от имени и по поручению, и от себя лично выразить глубочайшую и, э... искреннюю э... признательность и уверенность в том, что и дальше и больше... (делает агонизирующие вздохи и всхлипы, с грохотом валится на стол).

— (все вокруг) Что такое? Иван Иваныч!!! Что случилось??? Иван Иваныч!!!
Иван Иванычу плохо!!...

 

Голос Свыше:

— Иван Иванович умер!

КОНЕЦ ПРИТЧИ.

 

Автор статьи: RO Today

Комментарии

Написать комментарий






Самое читаемое

Культура
июль 4, 2019, 10:35
Жить дальше…

Жить дальше…

51