Короткой строкой

Общество

Лишить наследства по-шекспировски: в Ростове две сестры отнимают жилье у третьей

«РО Сегодня» январь 30, 2020, 17:15
Автор фото: Из открытых источников
Настоящая война за квадратные метры уже много лет идет в ростовской семье Миносьянц. Наша героиня находится перед реальной угрозой оказаться с детьми на улице, став жертвой собственных сестер.

Жительница Ростова-на-Дону Наталья Миносьянц, две ее дочери и внучка, отчаявшись добиться справедливого решения в суде, рассказали нам свою историю в попытке привлечь внимание общества к своей беде. 

А история печально проста и совсем не нова: дружная, как казалось, семья раскололась из-за желания присвоить маленький домик, семейное гнездо. Жертвами войны за квадратные метры стали добрые человеческие и родственные отношения между матерью и дочерью, между сестрами, психическое здоровье дочери нашей героини, которая на почве нервного истощения пыталась покончить с собой.

Раздор между сестрами чем-то напоминает рассказанную Шекспиром историю о короле Лире и его дочерях — трех сестрах, две из которых мечтали заполучить королевство. Только в нашем случае причиной раскола послужило не королевство, а маленький старый домик в 62 квадратных метра и земельный участок в 5 соток. Здесь с рождения жила наша героиня, ее родители, сестры. Последние со временем создали свои семьи и разъехались, а Наталья с мужем и двоими дочерьми остались жить в доме родителей. После отъезда сестер все заботы о пожилых родителях, содержании дома и земельного участка взяла на себя Наталья.  

Фото из семейного архива

— Родители всегда нам с мужем говорили: «Живите здесь, стройтесь, этот дом для вас и ваших детей. Галине, старшей сестре, мы отдали бабушкину квартиру, Светлане помогли построить дом, пока работал папа, а этот дом — тебе и твоим детям. Мы уже пенсионеры и сами не потянем его ремонтировать и содержать». Сестры никогда не заявляли о своих наследственных претензиях, и я спокойно жила, вкладывала деньги, мама об изменении своих планов никогда не говорила, — рассказывает Наталья.

В 2010 году после продолжительной болезни умер отец героини.

— После его смерти моя мама еще раз подтвердила мне, что этот родительский дом остается мне и моим детям. Мама сказала: «Никогда к тебе претензий со стороны сестер не будет, у всех все есть, мы с папой им все отдали. Я пенсионерка и не плачу налоги, а ты одна тянешь двоих детей и дом, зачем тебе лишние расходы после оформления дома на себя. Живи спокойно, все только тебе и твоим детям останется, — вспоминает Наталья слова матери.

Поэтому она не стала настаивать на переоформлении и не вступала в наследство после смерти отца. В 2012 году Наталья сделала перепланировку дома, замену старого газового оборудования, дорогой ремонт, установила новую встроенную мебель и бытовую технику.

— Сестры все видели и молчали о своих имущественных претензиях, даже похвалили, что я все так красиво и удобно сделала, — говорит Наталья.

Все изменилось в 2013 году, когда две сестры, воспользовавшись ухудшением памяти и психического здоровья матери, втайне от Натальи сделали дарственную на дом.  Их расчет был прост: Наталья будет ухаживать за матерью до ее смерти, а потом сестры предъявили бы дарственную и выселили нашу героиню.

Этот план расстроился по причине, которую не учли старшие сестры: в 2015 году младшей дочери Натальи исполнилось 14 лет: ей нужно было оформлять паспорт и прописку.

— Я попросила маму дать мне из ее тумбочки домовую книгу для оформления прописки в паспорт дочери. Мама ответила, что домовой книги у нее нет и что я в свое время узнаю, где она. 

Оказалось, что все документы на дом уже давно хранятся у сестры Натальи  Светланы, которая без объяснения причин отказалась дать домовую книгу для прописки дочери нашей героини. С этого момента, рассказывает Наталья, и вскрылся обман:

— На следующий день они в мое отсутствие забрали маму из дома, вывезли ее вещи и все документы, в том числе и документы по коммунальным договорам, планам, проектам. Больше я свою маму не видела, сестры прячут ее, на суд она не является, в суд пишет письменные показания явно под диктовку сестер, обвиняя меня в недостойном поведении.

Наталья через суд попыталась сделать отмену дарственной. Однако в проведении матери психиатрической экспертизы и возможной после этого отмене дарственной Наталье было отказано в суде:

— На судебное заседание 30 марта 2016 года по моему иску об отмене дарственной и проведении маме психиатрической экспертизы со мной пришли семь слушателей, шесть моих свидетелей. Не дождавшись запрошенных из поликлиники документов о состоянии здоровья мамы, не выслушав ни одного моего свидетеля, судья в одно заседание отказала мне в рассмотрении иска с формулировкой, что я не доказала свою материальную заинтересованность.

Такому решению судьи тогда удивились все: адвокаты, к которым обращалась Наталья, соседи, знакомые. Ведь здесь арифметика очень проста — при отмене дарственной Наталье отойдет дополнительная доля в домовладении (к ¼ прибавится еще 1/3 от оставшихся ¾). Но в суде ей отказали в апелляции и кассации. Наталья уверена, что дело все в связях сестер, благодаря чему они чувствуют себя совершенно безнаказанными.

Героиня публикации, ее друзья и близкие рассказывают о сложной семейной ситуации

Наталья обращалась в прокуратуру, писала коллективную жалобу на судью,  требовала отвода судьи (4 дела разбирала одна и та же судья), настаивала привлечь органы опеки, так как в доме проживают несовершеннолетние дети — все эти попытки добиться справедливости оказались безрезультатными. В отводе судьи, привлечении органов опеки, видеосъемке процесса ей было отказано.

— Скажите, как можно еще защищать свои нарушенные права и права детей в нашем правовом государстве, каким способом? Все по-тихому как-то заминается, свидетели не опрашиваются, документы не проверяются. Мои свидетели в зал суда по отмене дарственной не допускаются, мои ходатайства отклоняются! Я что, попала в судейский бермудский треугольник? Мне не дают возможность защитить по закону себя, детей, единственное жилье и имущество!

Самым страшным для Натальи итогом действий ее сестер и судейского произвола стала попытка суицида ее младшей дочери. После очередного скандала у нее случился гипертонический криз и спазм желудка.

— На нас давили и клеветали одновременно Светлана с мужем и Галина с зятем! Мы обе были в шоке от их намерений и жестокости. С таким цинизмом столько лет бывшие близкими люди выкидывали нас на улицу, да еще и угрожали!

Сестры «по-родственному» советуют Наталье не сопротивляться их решению, выписаться добровольно самой и выписать детей. При таком условии они обещают, что выделят одну треть от продажи дома, хотя уже и не обязаны этого делать по закону.

— По поводу 25-летних обещаний матери оставить дом и участок мне и моим детям сестры ответили: «Ну и что, что мать обещала, а теперь передумала. Ну и что, что ты одна вкладывала  в этот дом и двор, теперь ты уже ничего не докажешь. Ну и что, что соберешь свидетелей и расписки, восстановишь документы — всех чеков тебе все равно уже не собрать, да и суд признает только неотделимые улучшения. Лучше не сопротивляйся. А иначе начинаем продажу дома с обременением с тобой и твоими детьми украинцам или цыганам, и ты в этом случае вообще ничего от нас уже не получишь. И судись дальше сколько тебе угодно», — приводит Наталья слова своих сестер.

Так и получилось, что, по сути, Наталья с детьми уже 1,5 года не имеют своего жилья, что собственниками дома являются сестры и теперь они выселяют нашу героиню из единственного жилья на улицу.

— Все это время квитанции на коммунальные услуги приходили на имя мамы и я как всегда оплачивала их, продолжала делать ремонты и не подозревала о дарственной. При этом сестры заблаговременно вынесли все документы из дома, чтобы я не могла быстро подать в суд на признание за мной 1\4 домовладения после смерти отца.

У Натальи оставалась последняя надежда на судебный иск о перераспределении долей за счет произведенных ею неотделимых улучшений, ведь в течение многих лет она за свой счет делала множество раз ремонт дома, в том числе капитальный. Суд на основании судебной, строительной, фотографической экспертиз, показаний свидетелей признал, что Наталья делала ремонт на сумму  3 175 233, а также установил,  что родители героини, собственники жилья, давали добровольное согласие на ее постоянное проживание в этом доме и, что важно, несение всего бремени содержания имущества. Но даже несмотря на это суд вынес следующее решение: «…факт выполнения работ и оплата работ за счет денежных средств истицы не подтверждают факт выполнения истицей как собственником спорного жилого помещения неотделимых улучшений спорного имущества с согласия иных собственников». То есть, по этому решению, согласие на проведение ремонта Наталья должна была брать и у своих сестер, даже несмотря на то, что все капитальные улучшения дома происходили до передачи им дома в собственность по дарственной.  

Экспертом установлено, что итоговая величина рыночной стоимости домовладения составляет 4 042 188, при этом стоимость выполненных улучшений в виде капитального ремонта — 3 175 233,00. Кроме того, специалист указал, что улучшения носят характер неотделимых, то есть последствием их ликвидации будет нанесение ущерба конструктивным элементам дома.

В силу ч. 3 ст. 245 ГК РФ участник долевой собственности, осуществивший за свой счет неотделимые улучшения имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество.

— Я просила суд перераспределить доли сособственников, увеличив мою долю, однако решением Железнодорожного районного суда Ростова от 26 октября 2018 года мне было отказано в удовлетворении моих законных требований на основании того, что у меня нет согласия иных собственников.

Поэтому сейчас Наталье, ее двоим дочерям и внучке угрожает реальная опасность выселения, в настоящее время дом выставлен на продажу без согласия нашей героини.

История нашей героини — яркий пример того, как желанные квадратные метры часто становятся причиной жестоких ссор между наследниками, особенно если претендентов несколько, а их отношения напоминают боевые действия. Чтобы семейные войны не помешали процессу оформления наследственной доли, юристы советуют соблюсти несколько простых, но очень важных формальностей, которые помогут сохранить имущество. Среди них важнейшая состоит в том, чтобы заявить вовремя о своих правах на наследование. Наталье Миносьянц нужно было не верить на слово своей матери, обещающей, что дом отойдет к ней, но после смерти отца вступить в право собственности полагающейся ей по праву доли. В противном случае эмоции и слабость могут слишком дорого обойтись в жилищной сфере.

Не нужно стыдиться выполнять законные меры с родней, говорят юристы. Люди лишаются жилья просто потому, что поверили близкому человеку на слово или постеснялись заключить официальный договор с матерью или отцом. В некоторых случаях, как и было у Натальи, раздоры между наследниками возникают из-за того, что один из них удерживает документы, необходимые при подаче заявления на наследство. Но эксперты уверяют, что абсолютно никаких помех для подачи заявления другими наследниками здесь нет, так как всегда можно запросить копии документов в соответствующих инстанциях.

Надеемся, что эта история послужит кому-то уроком — в жилищных вопросах не полагаться на слово, даже если это слово близких родственников, но вовремя защищать свои права в кабинете нотариуса и юриста. Нашей же героине пожелаем упорства в дальнейшей борьбе — Наталья отправила письмо президенту страны и надеется стать героиней программы Андрея Малахова «Прямой эфир».

 

 

Автор статьи: RO Today

Самое читаемое

Власть
февраль 6, 2020, 15:12
Транспорт Дона: ожидания и реальность

Транспорт Дона: ожидания и реальность

188
ЖКХ
февраль 6, 2020, 14:18
Донской транспортный форум

Донской транспортный форум

184