Короткой строкой

Культура

Особенности отечественных музеев: как в «Танаисе» разошлись наука и культура

«РО Сегодня» февраль 13, 2020, 23:00
Автор фото: vk.com
Неоднозначная ситуация в музее-заповеднике «Танаис» сотрясает мир российской исторической науки уже не один месяц, привлекая к себе внимание не только ученых-историков, археологов и СМИ, но и думающую общественность, неравнодушную к судьбе отечественных науки и культуры, которые на территории музейного комплекса вдруг оказались «по разную сторону баррикад».

В недавнем февральском докладе министр культуры Ростовской области Анна Дмитриева подвела итоги работы своего ведомства за минувшие 5 лет. По ее словам, в музеях Дона увеличилось количество музейных экспонатов, а также вырос процент посещаемости и интерес жителей региона. В то же время около полугода назад особое внимание общественности привлек музей-заповедник «Танаис», неожиданно оказавшийся в центре скандала.

Как сообщали «РИА Новости», сотрудники музея обеспокоены судьбой музея-заповедника, будущее которого в качестве археологического памятника «находится под угрозой из-за ориентации на развлекательную деятельность». Директор музея Вадим Перевозчиков заявил, что музей — это не научная организация, а учреждение культуры, оказывающее услуги по выставочной и экскурсионной деятельности. По его словам, популяризация науки является общемировой практикой. Но, согласно федеральному закону «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», целями создания музеев-заповедников в нашей стране помимо осуществления просветительной, научно-исследовательской и образовательной деятельности являются также «обеспечение сохранности переданных музею-заповеднику объектов культурного наследия и доступа к ним граждан, осуществление сохранения, изучения и популяризации указанных объектов». В эфире «Вести.FM» также обсуждались проблемы уникального музейного комплекса на юге России, а ведущие программы раскрыли еще ряд неприятных фактов об организации музейной работы и взаимоотношениях в трудовом коллективе.

Фото: "Ростов Главный", vk.com

Стоит отметить и то, что возникшее «идеологическое противостояние» директора «Танаиса» и ряда сотрудников уже привело к тому, что некоторые из них покинули занимаемые в музее должности.

На защиту будущего музея встали известные археологии и научные сотрудники, которые в открытом письме выразили свое отношение к ситуации и потребовали от министерства культуры РО разобраться в ситуации и принять меры. «В настоящее время существует вероятность развала учетно-хранительской деятельности музея, разрыва его связей с ЮФУ и другими научно-образовательными центрами России и зарубежья. Под угрозой сохранение и дальнейшее квалифицированное археологическое изучение уникального городища Танаис, памятника культурного наследия федерального значения, включенного в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО в России», — сказано в письме.

Министерство культуры региона отозвалось, и в ходе недавней проверки его представители выявили нарушения в работе музея. Об этом сообщила заместитель министра культуры РО Тамара Шевченко на встрече с журналистами. Среди них нарушения, связанные с кадровой работой, а также с проведением археологических раскопок и организацией деятельности на территории музея. «Был составлен акт, согласно которому директору было рекомендовано составить план устранения нарушений и рассмотреть вопрос о привлечении к ответственности виновных лиц, допустивших нарушения», — пояснила Шевченко.

Но музей — это не только находки, фонды, стеллажи с книгами, нормативы и ежегодные отчеты. Прежде всего, это люди, которые занимаются его развитием, делают открытия, пишут научные статьи, а еще постоянно взаимодействуют друг с другом в решении текущих задач. В поисках ответов на вопросы, что стало причиной возникших в музее противоречий, и почему наука и культура там больше не воспринимаются как нечто единое и неразделимое, мы обратились за комментарием к научному сотруднику музея-заповедника «Танаис» Виктории Герасимовой.

 Фото: из личного архива В. Герасимовой

 

Отношение к науке на примере одной конференции

Виктория «копает» в Танаисе, начиная с 2011 года, когда как студент-первокурсник исторического факультета ЮФУ впервые прошла в музее-заповеднике археологическую практику. В 2018 году она стала научным сотрудником музея, где, как ей тогда представлялось, были прекрасные условия для совмещения музейной деятельности и научной работы. Молодому ученому пришлось столкнуться с противоречивой действительностью.

«В феврале 2019 года мы, научные сотрудники музея-заповедника, подали заявку на грант и выиграли в конкурсе РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований — прим. редакции), и впереди, осенью того же года, нас ожидала организация крупной научной конференции в рамках реализации этого гранта. Это было тяжелое дело, потому что в течение нескольких недель в дирекции музея нам не подписывали договоры на оказание услуг по организации мероприятия. Контрагенты возмущались, грозились разорвать договорные обязательства. Работа конференции ежеминутно находилась под угрозой. Научные сотрудники тяжело переживали это, иной раз не хватало сил. Наш музей никогда не организовывал подобных мероприятий. Ударить в грязь лицом было нельзя, ведь на конференцию были приглашены 120 участников из России и из-за рубежа. Именно поэтому так горько было слышать от директора фразы: «ваша конференция», «ваш грант», «ваш сборник», — как будто музея это не касалось. Однако иногда интерес проявлялся. Например, для ускорения процесса закупок директор предложил С.М. Ильяшенко, занимавшего тогда должность заместителя директора по научной работе, заключить договоры с уже проверенными фирмами, с теми, кто сотрудничал с музеем не один год. Мы согласились, в итоге получив продукцию не самого лучшего качества. Слова о качестве — это даже не мое мнение, это слова участников конференции. А гостиница и билеты были оплачены, благодаря "давлению сверху", давлению министерства культуры, в авральном режиме за несколько дней до начала конференции. Это было очень тяжело… И, к сожалению, не так давно мы узнали, что компенсацию проезда от музея-заповедника получили не все участники конференции».

На конференции. Фото: vk.com

Конференция прошла, организаторы получили много хороших отзывов. Но когда наступило время очередного квартального отчета в музее, выяснилось, что работа по организации конференции была расценена дирекцией не как основная работа музейного сотрудника, а как работа сотрудника в резервное время, поскольку в музейных «нормах» ее нет. «Поясню, мы в музее работаем и отчитываемся по нормам, которые установил сам директор, а не министерство культуры РО, — говорит Виктория. — Согласно этим нормам, особенно в части фондовой работы (сверки, описания предметов и пр.), получается, что ты физически не можешь выполнять все задачи так быстро, как это предписано. Получается, что и конференция оказалась "лишней". Наверное, потому как это "наша с С.М. Ильяшенко конференция"».

 

Музей-заповедник сегодня: зарытые возможности и силы энтузиазма

Сохранение экспозиции под открытым небом сейчас особенно волнует ростовских археологов и тех, кто имеет научный интерес к Танаису. Но есть множество и других музейных проблем, на которые не всегда может обратить внимание рядовой посетитель.

«Начиная с апреля 2019 года, мы обращались к директору с просьбой об экстренной реставрации ряда подвалов на территории городища, поскольку участились случаи обрушения каменных конструкций, что приводило к нарушению техники безопасности на территории музея, — продолжает Виктория. — Большая часть посетителей музея — это школьники. Ребята из шалости могли сойти с помоста, шагнуть на край подвала, чья кладка разрушается, и угодить в него. А там глубина до пяти метров! Казалось бы, по закону мы, как музей, обязаны следить за сохранностью вверенных нам объектов культурного наследия. И у нас в музее есть отдел по охране экспозиций под открытым небом. Только вот какое дело: зачастую его сотрудники по приказу дирекции занимаются... благоустройством клумб, на которых для украшения музея будут расти цветы. И это во время обрушения подвалов и вынужденной консервации  эллинистической дороги».

Фото: "Ростов Главный", vk.com

Почему засыпали дорогу? Руководством музея было принято решение не брать на музеефикацию новые объекты культурного наследия, которые открываются вследствие ежегодных археологических работ. «Но мы, археологи, к сожалению не всесильны, и чтобы не потерять памятник — эллинистическую дорогу II-I вв. до н. э., по решению С.М. Ильяшенко ее законсервировали до лучших времен, засыпав землей. Приехавшие осенью на конференцию ученые дорогу, к сожалению, уже не увидели», — рассказывает Виктория.

Как засыпали эллинистическую дорогу. Фото: из личного архива В. Герасимовой

И это не единственный засыпанный объект. В сентябре 2019 года в музей приезжала съёмочная группа телестудии «Дон Православный». Корреспонденты заинтересовались тем фактом, что на территории музея есть постройка, которая архитектурно напоминает раннехристианские храмы Абхазии. Эти раскопки могли бы дать прекрасный, даже сенсационный, материал. Но научные сотрудники музея не получили разрешение дирекции на продолжение исследований. «В итоге объяснили отказ отсутствием денег на такие работы... Вдумайтесь, это мог быть один из первых христианских храмов на территории России! Но вместо этого на его месте высадили очередную цветочную клумбу, посадив рядом с ней вишневое дерево, — говорит В. Герасимова. — Хотелось бы отметить, что археологическая экспедиция в течение последних лет не получает материальной поддержки ни от музея, ни от министерства культуры, ни откуда-то еще. По сути, она финансируется руководителями археологических отрядов, из которых и состоит. То есть, наука в музее держится только на энтузиазме и преданной любви к ней археологов. Получается, что содержание не только экспедиций, но и самого памятника культуры потихоньку скатывается на наши плечи».

 

О надеждах и боли археологов

Подобная ситуация, как в «Танаисе», сейчас назревает в историко-археологическом комплексе «Гнездово» в Смоленской области, возникшем на территории поселения 10-го века, в основном скандинавского. Это те самые знаменитые варяги. На данный момент происходит попытка реорганизации музейного комплекса и, возможно, он будет присоединен к смоленскому музею-заповеднику, что приведет к потере охраняемых музеем территорий с последующим разрушением уникальных культурных слоев памятника. Эти тревожные звонки, по мнению Виктории, говорят о неоднозначном отношении государства к процессу сохранения и популяризации культурного наследия страны.

«Это понятно, все сейчас нацелено на принцип купли-продажи, и на музеях пытаются заработать, — продолжает она. — Но я думаю, что наряду с вопросами финансовой рентабельности, необходимо решать проблему сохранности и научного исследования памятников. Иначе в один прекрасный день не на чем будет зарабатывать. Хотя, при правильной политике, можно зарабатывать хорошо, не теряя памятник и науку».

Во время экскурсии. Фото: из личного архива В. Герасимовой

Когда директором в «Танаисе» был В.Ф. Чеснок, с помощью научных сотрудников, археологов, реставраторов и керамистов была воплощена в жизнь идея мастер-классов по работе с глиной для разных возрастных групп. По мнению Виктории, это очень прибыльное дело, ведь ни одна школьная группа не обходит ее стороной, и это пример удачного научно-финансового тандема. Сейчас разработка мастер-классов отдана в ведение сотрудников «массового отдела» музея «Танаис».

«Для современных методистов легче составлять какие-то псевдонаучные методики, которые в своей реализации не требуют больших трудозатрат, но высоко ценятся в "нормах", нежели проконсультироваться со специалистами, сходить в библиотеку, — продолжает Виктория. — Так, за последние полгода были предложены для внедрения в научно-развлекательную программу музея курсы, при помощи которых посетители смогут узнать, кем они были в прошлой жизни, или определить по знаку зодиака, каким человек мог бы стать археологом. Я очень надеюсь, что эти идеи не будут реализованы… Знаете, несмотря на все перипетии, хочется, чтобы наш памятник культуры, наш музей, сохранил научную составляющую. Ведь в фондах музея хранятся редкие вещи, которыми не обладают даже столичные музеи. Но, так как приоритеты сейчас ориентированы не на научные исследования, а на чистую коммерцию, мы не можем показать эти предметы нашим посетителям, не можем их вновь чем-то заинтересовать. А так хочется, чтобы появилась новая волна интереса к «Танаису» как к музею».

Автор статьи: RO Today

Самое читаемое

Власть
февраль 6, 2020, 15:12
Транспорт Дона: ожидания и реальность

Транспорт Дона: ожидания и реальность

189
ЖКХ
февраль 6, 2020, 14:18
Донской транспортный форум

Донской транспортный форум

185