Ро.Тудей
Самое читаемое

Инфекция самостоятельно не уйдет. Других методов спастись, кроме вакцинации, просто нет

0
28-07-2021
0
Как случилось, что стране, вакцинами которой десятилетиями пользовался весь мир, перестали доверять собственные граждане?!
Фото РИА новости

Каких только мнений, страхов и даже мифов не раздули люди, напуганные коронавирусом, – от заговора мирового правительства, желающего сократить число живущих на Земле, до того, что его вообще не существует. После многочисленных смертей близких, переболев сами, ковид-диссиденты умерили риторику. И перекинулись на вакцинацию. Чтобы понять, почему недоверие так прочно поселилось в наших умах и стоит ли бояться прививки, мы поговорили с врачами, которые на практике столкнулись с новым заболеванием.

Михаил Мирер (Mike Mirer), профессор неврологии, бывший наш соотечественник, живет в США. Заведует детской неврологией в госпитале в г. Форт Лаудэрдэйл,  штат Флорида. В разгар пандемии работал в ковидном госпитале.

Ирина Кваше, эпидемиолог, заведующая эпидотделом Ростовского медицинского университета, врач высшей категории. Работала в санитарной службе СССР.

Игорь Симаков, психиатр, врач частной практики, директор группы медицинских клиник «Здоровье» разного направления, экс-депутат гордумы Азова. В период эпидемии во время нехватки врачей стал волонтером, на собственном автомобиле выезжал на вызовы больных. 

Фото karel.aif.ru

«Не знаю врачей - противников вакцинации»

Игорь Симаков. Есть врачи-профессионалы, которые против вакцины? Я таких не знаю. Существует два способа борьбы с инфекцией. Первый — изолировать всех заболевших. Так поступали в древности, вспомните те же лепрозории. Но сегодня это приведет к обрушению экономики, повлечет рост смертности от других болезней. Изолировать людей в условиях урбанизации невозможно. Второй – вакцинация – единственный научно доказанный способ управления инфекционным процессом в человеческой популяции. Для наглядности приведу пример: человек, садящийся за руль трезвым и пристегнувшимся, имеет больше возможностей приехать домой живым и невредимым, чем тот, кто выпил и не пристегнулся. Так и вакцинированный имеет больше шансов дожить до своего естественного возраста. Я привился в феврале этого года.

Ирина Кваше. Очень тяжело хоронить близких, каждый это понимает. А прививка делает так, что люди будут жить. Да, переболеют, но не умрут. Считаю, вакцинация нужна. У меня все близкие вакцинированы и сотрудники в отделе тоже. Когда ты перенес ковид и понимаешь, какое это тяжелое заболевание, лучше сделать прививку. Я дважды переболела, довольно тяжело — с удовольствием бы вакцинировалась, если бы тогда была вакцина.

Михаил Мирер. Вакцины необходимы, хоть они не дают стопроцентного результата. Вот сейчас до 25% и более случаев заболеваемости привитых в США, но, тем не менее, они болеют легче. Никакие прививки в принципе, даже от гриппа неидеальны, риски есть как от вакцины, так и от заболевания. Но других способов на сегодня нет. Я рекомендую прививаться, а все остальные могут делать, что хотят. Скорее всего, многие так и не привьются, кому-то из них повезет и он не заболеет, а кто-то от вируса умрет. Это личный выбор каждого, но зато человек останется верным своим принципам. Но при этом заразит еще десяток человек, а кто-то может и умереть. Мое мнение такое: когда человек прививается, он думает не только о себе, но и о других. Объяснять малограмотным людям, что это относительно безопасно, бесполезно. Это как религия — переубедить мусульманина верить в Будду почти нереально.

Я привился сразу же, как появилась вакцина «Pfizer». Родственники все привиты, вплоть до 15-летней внучки. Не привит только 11-летний внук из-за возраста. 

Фото  realnoevremya.ru

Диссидентство – недоверие к управленцам

Михаил Мирер. К вакцине у россиян существует отношение недоверия не потому что она плохая, а потому что не доверяют властям. Вообще, к тому, что происходит в России, в Америке относятся скептически, потому что знают, что там врут. Трудно понять, где правда, где нет, поэтому предпочитают просто не верить ничему вообще. Например, не верят российским кандидатским дипломам — много купленных. То же с вакциной «Спутник V», хотя я считаю, что она не хуже «AstraZeneca», такой же векторный препарат.

Игорь Симаков. Многие считают, что в России все плохо, и хорошую вакцину у нас сделать не могут. Есть журнал «Ланцет», он опубликовал данные по «Спутнику V», доказывающие, что она безопасная и работающая. Но мы же не верим...

Как оказалось, что Россия, первой придумавшая ковидную вакцину, а ранее создавшая лучшую в мире вакцину от полиомиелита, недавно от Эбола, вдруг оказалась в хвосте по вакцинации? Это население такое дремучее? Нет, это форма протеста. Ковид-дессидентов — почти 60%. Это люди, не вышедшие на улицу, которые свой погашенный протест выразили таким образом. Отказ от вакцинации — это тоже форма протеста, способ показать фигу государству. Идет ужесточение по всем фронтам, перекрыли все, но управлять своим здоровьем пока еще можно. Мне как психиатру это понятно: очень часто наши невротические проявления болезни —  вывернутое реагирование на конфликт, а зачастую он — из другой области. Происходит это от неумения власти управлять людьми. У меня даже возникает ощущение, что диссиденты готовы рискнуть жизнью, лишь бы доказать свое право на свободное решение.

Ирина Кваше. У нас везде товарно-денежные отношения, поэтому народ и не верит. Популяризацией, санпросвещением фактически занимаются СМИ, каждый разъясняет в меру своих способностей. Показатель качества такой работы — этот нигилизм. Раньше действовала целая структура санпросвещения, где работали медики. Это был большой отдел, который денег не зарабатывал, но результат давал. Может, надо создать такое структурное подразделение — новое, но на основе старого. Оно должно работать на государственном уровне, так как любая коммерческая организация преследует, прежде всего, выгоду. А еще потому, что вирусные заболевания будут всегда — сегодня ковид, завтра другие. 

Фото Российская газета

Главная проблема – отсутствие системы

Советская санитарная служба многие десятилетия была эффективной и одной из лучших в мире. Экономия, оптимизация, непрофессионализм ее разрушили, и это подтвердила пандемия. Работающую в СССР систему или хотя бы лучшее из нее надо было сохранить — восстанавливать всегда сложнее. Стоит вспомнить, как она работала. 

Ирина Кваше. Раньше существовали районные санэпидстанции, которые подчинялись городской, а она — уже областной. В каждой районной был эпидотдел — врач и 1-2 помощника — между ними распределялись все медучреждения на территории района. Они не только контролировали, но и обучали медиков. А если что-то случалось, спрос был тоже с них. К тому же санврач на планерке в райкоме, исполкоме мог рассказать о нарушениях — этого боялись. Составление бланка с красной чертой о нарушении и направление его в администрацию, в профсоюз было круче любого штрафа.

Идет, допустим, прививочная кампания. Все население приписано к поликлинике, оно делилось на две группы: организованное (при предприятиях) и неорганизованное (пенсионеры). На всех участках имелся список прикрепленных, и буквально по каждому человеку отражалась информация: когда и чем он прививался, когда надо снова привиться. Санслужба проверяла поликлинику так: врач закончил прием, у него брали пофамильный список закрепленных за ним. Подходили к людям, сидящим в очереди, и спрашивали, делали ли им прививку, когда делали, сравнивали со списком. Все быстро и просто. 

Система вакцинирования работала тогда жестче — нельзя было пойти к терапевту, иммунологу или аллергологу, чтобы получить справку. Медотвод от прививок оформляла целая комиссия. Поэтому мы имели высокие цифры иммунизации, а вспышек инфекционных заболеваний практически не фиксировалось. 

Той службы сегодня уже нет. Есть новая, где перестали видеть конкретного человека. Это Роспотребнадзор с функциями, аналогичными прокурорским, а также центры гигиены и эпидемиологии, научные центры, тоже входящие в систему Роспотребнадзора. 

Игорь Симаков. В СССР общество было более управляемым: сказали на демонстрацию — все вышли, надо вакцинироваться — кололись. Это не воспринималось как покушение на личную свободу. Сейчас, за 25 лет демократизации, люди воспринимают такие требования как ограничение их прав.

Фото  iz.ru

«Выбор между страхом, совестью и врачебной этикой»

К сожалению, из Советского Союза, отбросив лучшее, мы взяли на вооружение худшее. Это приводит к перегибам, когда излишняя рьяность чиновников бросается в насильственную вакцинацию, сопровождаемую уголовным преследованием.

Игорь Симаков. «Врачи отмечают значительный рост числа обращений за справками о наличии противопоказаний. Силовики «объявили охоту» за теми, кто выдает, по их мнению, необоснованные освобождения от вакцинации. Чиновники от медицины выпускают грозные приказы, пишут распоряжения и информационные письма, в которых запугивают врачей уголовным преследованием.

От врача под угрозой этого уголовного преследования требуют практически невыполнимого — документально подтверждать все жалобы пациента и все расстройства здоровья в прошлом. Для меня неприемлемо, когда заставляют делать выбор между страхом, совестью и врачебной этикой», — написал врач частной практики в соцсетях. Нашему изданию он пояснил свою позицию на этот счет: «В клятве врача Советского Союза нет фразы «интересы пациента», там говорится, что врач будет прежде всего ориентироваться на интересы государства, и в этой части мы вернулись в СССР в худшем виде. Сегодня врач, не имея доказательств (не всегда можно доказать жалобы пациента), на просьбу пациента дать ему медотвод от прививки, не захочет быть «участником группы лиц по предварительному сговору». А если справка платная, его вообще могут обвинить в мошенничестве. В своих медучреждениях мы приняли решение проводить такие заключения через врачебную комиссию из трех человек. Да, у нас это платная процедура, но прозрачная — защищает и врача, и пациента, и никто не скажет, что купил справку. Я принял такое решение, чтобы вывести медиков из-под уголовного преследования и минимизировать коррупционную составляющую». 

Михаил Мирер. В США не применяется насильственная вакцинация, потому что это абсолютно противоречит демократическим принципам. Заставить могут в редких случаях, например, работающих в госпитале: не хочешь — не работай. А также при выезде за границу. Тем не менее сейчас в Америке общий процент вакцинации близок к 60. Процесс идет не везде гладко, но идет. Много зависит от штатов, ментальности проживающих там людей. В  прогрессивных, как Флорида, где я живу, Нью-Йорк, Калифорния — он более высокий. В таких как Миссисипи — меньше привитых.

Ответственность за свою жизнь — делать прививку или нет — каждый возьмет на себя сам. Единственное, чего нельзя допускать — это безответственного отношения к чужой жизни, когда ты из каких-то своих принципиальных соображений игнорируешь все меры предосторожности и заражаешь других людей. Когда выполняешь непродуманные распоряжения и лишаешь людей выбора — отказа по медицинским показаниям, обрекая на возможность еще более худших последствий.
Добавить «ro.today» в список ваших источников:

Комментируют:
Комментировать

РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ СЕГОДНЯ

Использование материалов RO.TODAY возможно безвозмездно в порядке цитирования

Исключительные права на фотоизображения с указанием любым образом на сетевое издание средство массовой информации «RO.TODAY» как владельца авторских прав принадлежат сетевому изданию средства массовой информации «RO.TODAY». Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения правообладателя запрещается.

Облако тегов

Связаться с администрацией

© 2018 — 2020, «РО Сегодня.Ру». Регистрационный номер СМИ: ЭЛ № ФС77-76703 от 06 сентября 2019 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для детей старше 16 лет.

Регистрация